Патриаршее Подворье святителя Николая в Бари

В 2011 году подворье в Баграде наконец-то открыло свои двери для паломников – спустя почти век после своей постройки

Год постройки: между приблизительно 1913 и приблизительно 1915
Архитектор: А.Щусев и Вс.Субботин
Адрес: Corso Benedetto Croce, 130 • 70125 Bari, Italia
Координаты: 41.110267,16.872381

Паломничество к Гробнице Чудотворца

Уже первые русские путешественники на Запад считали святым долгом приложиться к мощам Чудотворца.

В 1459 г. совершилось первое известное нам паломничество в Бари — монаха Варлаама из Ростова Великого. После чудес, свершившихся от иконы, приобретенной в Бари, он основывает монастырь на реке Улейма близ Углича. К 1683 г. относится первая запись в архивах базилики св. Николая: группа зарегистрирована как Moschoviti, «московиты».

Стольник П.А. Толстой, посетивший в 1698 г. Бар, как он называл город, первым подробно описал католическую базилику, «в которой лежат мощи великого архиерея Христова Николы». В том же году в Бари побывал граф Б.П. Шереметев; есть свидетельства и о паломничестве царевича Алексея Петровича в 1717 г. — перед возвращением в Петербург на суд отца (каноники базилики даже повесили мемориальную доску в память о визите царевича). Подробно описал в 1724 г. базилику и гробницу Чудотворца неутомимый «пешеходец» и профессиональный паломник В.Г. Григорович-Барский, автор ходившего в списках «Путешествия по святым местам, в Европе, Азии и Африке находящимся» — его текст позднее послужил основой для многочисленных путеводителей.

Состав поклонников гробницы св. Николая был самым разнообразным. Отзвук в Италии получило паломничество двух русских крестьянок, которые в 1844 г., не зная европейских языков, добрались, по обету, на своей повозке из Перми в Бари. На обратном пути, в Петербурге, они были обласканы царем.

В 1852 г. в Бари побывал великий князь Константин Николаевич, подаривший бриллиантовый перстень местному архиепископу, а 10 ноября 1892 г. мощам своего небесного покровителя поклонился наследник престола Николай Александрович, по вкладу которого был выложен новый настил в крипте базилики.

Многие пилигримы XIX — начала XX в. оставили свои впечатления о Бари. Радуясь достигнутой цели, они при этом не жалели красок на описание трудностей своих путешествий. Странников также печалило отсутствие православных богослужений в Бари. Один паломник из Одессы сообщал, что видел в Бари одну русскую богомолку, которая «чуть не плакала, что некому было отслужить акафист». Часто высказывалась мысль о необходимости строительства в Бари как странноприимного дома, так и русской православной церкви.

Почитание св. Николая выражалось в паломничестве не только в Бари, но и туда, где находилась его кафедра, совершались чудеса и имели место его кончина и погребение — в Миры Ликийские. Начало этому положил паломник-писатель А.Н. Муравьев, побывавший в Малой Азии в 1850 г. и обнаруживший полное запустение памятного места. Муравьев начал широкую компанию в России «для восстановления падшей обители». Однако это проект оказался тупиковым: сооружению подворья в Мирах всячески противодействовали турки.

В 1888 г. капитал, названный «мирликийским», был передан Императорскому Православному Палестинскому обществу (ИППО), взявшему опеку над русским паломничеством в зарубежные страны. После трагической гибели в 1904 г. председателя ИППО великого князя Сергея Александровича наблюдение за строительством Свято-Николаевского подворья взяла на себя его преемница, она же его вдова, св. великая княгиня Елисавета Феодоровна.

Окончательный поворот в сторону Италии произошел в 1910 г., когда посол при Оттоманской Порте Н.В. Чарыков сообщил в ИППО о «безнадежности в мирликийском вопросе» и предложил преобразовать его в «барградский». По мысли Чарыкова, русская церковь в Италии «громко свидетельствовала бы о высоком благочестии Русской Православной Церкви перед лицом католического мира». Идею посла горячо одобрила св. Елисавета Феодоровна, и собранный к тому времени «мирликийский» капитал (246 562 руб.) переименовали в «барградский».

Строительство Подворья

12 мая (ст. ст.) 1911 г. в рамках ИППО был учрежден Барградский комитет под высочайшим покровительством св. императора Николая II, внесшего личных 10 тыс. рублей. Комитет, возглавляемый знатоком древнерусского искусства князем А.А. Ширинским-Шихматовым, разместился в Петербурге. Задачей комитета стало сооружение итальянского подворья со странноприимницей для русских паломников и церковью, достойно выражающей православное искусство.

Средства для подворья собирала вся Россия: помимо всех доходов Николо-Александровского храма на Песках (решением Синода от 29 ноября 1911 г. и ему было присвоено наименование «Барградский»), по высочайшему повелению дважды в год, на Николу вешнего и Николу зимнего, во всех российских церквях устраивался тарелочный сбор на строительство в Барграде.

Комитет, наученный горьким опытом в Турции, в Италии вел себя осторожно: посланник ИППО, протоиерей Иоанн Восторгов (расстрелян в Москве в 1918 г.; причислен Русской Православной Церковью к лику святых новомучеников) приехал в Апулию в обстановке почти секретной — опасались противодействия как местной администрации, так и католического духовенства. 20 января 1911 г. о. Иоанн послал в комитет телеграмму об успешной покупке земли. По возвращении в Россию он, отчитываясь в ИППО о своей поездке, закончил речь словами: «Да вознесется на дальнем иноверном Западе православный храм с сияющими крестами и куполами!»

Весной того же года в Бари прибыл деятельный член комитета князь Н.Д. Жевахов и видный архитектор В.А. Покровский, произведший экспертизу участка и одобривший место предполагаемого строительства (12 тыс. кв. м на виа Карбонара, совр. корсо Бенедетто Кроче, № 130).

Заказ на проект в итоге получил молодой тогда зодчий А.В. Щусев по протекции св. Елисаветы Феодоровны, для которой зодчий строил в 1908–1912 гг. Марфо-Мариинскую обитель под Москвой. В личном архиве Щусева сохранилось большое количество эскизов, вариантов разработок интерьеров, рабочих чертежей подворья, датированных 1912–1914 гг.

В тот же период комитет выделил 28 тыс. рублей на строительство новой «Барградской» церкви в Петербурге, задуманной в качестве российского центра барградского проекта. Храм был заложен 8 сентября 1913 г. по чертежам С.С. Кричинского и освящен 15 декабря 1915 г. (снесен в 1932 г.).

«Барградские» храмы в Италии и России строились одновременно. Они похожи друг на друга: квадратные в плане, с двухскатными кровлями, одноглавые, с куполами в форме ратного шелома, со звонницами над западными стенами. «Идеологом» построек, предложившим «стиль» в духе псковско-новгородской архитектуры, был князь Ширинский-Шихматов; он же собрал древние иконы для иконостасов обеих церквей (в Бари они не были отправлены из-за начавшейся войны). Председатель комитета лелеял идею создания в Бари, в помещениях подворья, первого в истории зарубежного музея русской старины. Предполагалось экспонировать древние иконы, редкие издания, фотографии всех Никольских церквей в России, а также поручить К.С. Петрову-Водкину роспись интерьеров.

В октябре 1911 г. ИППО испросило у итальянского правительства официальное разрешение на приобретение в Бари земельного участка, уже купленного на имя частного лица. Разрешение было получено Королевским декретом от 4 января 1912 г. Законченный Щусевым общий проект подворья был одобрен лично св. царем Николаем II 30 мая 1912 г. со сметой в 414 068 рублей. Помимо двухэтажного храма вместимостью 200 человек, в составе подворья был спроектирован странноприимный дом с тремя комнатами первого разряда, четырнадцатью — второго, трапезной, умывальней, палатой для больных паломников, прачечной, баней.

В марте 1913 г. в Бари была командирована от ИППО наблюдательно-строительная комиссия, в которую вошли: настоятель будущей церкви о. Николай Федотов, производитель работ архитектор Вс.А. Субботин, псаломщик К.Н. Фаминский и смотритель работ И.Д. Никольский. Комиссию возглавил второй священник римской посольской церкви о. Христофор Флеров, постоянно живший в Италии. В начале 1913 г. в соответствии с принятыми правилами св. Синод утвердил «штат церковнослужителей при состоящей в итальянском городе Бари русской церкви».

Светские власти Барграда приветствовали русскую инициативу: 22 мая (день перенесения мощей) 1913 г., когда состоялась торжественная закладка подворья, на строительный участок, украшенный государственными флагами России и Италии, прибыли городской глава Бари и президент провинции Апулии (католическое духовенство в церемонии закладки участия не приняло, как прежде во Флоренции). В фундамент церкви были заложены грамоты на русском и итальянском языках и серебряные рубли; на церемонии читались речи. Пришли телеграммы от царя («искренне благодарю, желаю успешного окончания постройки храма»), от Елисаветы Феодоровны («соединяюсь в молитвах с вами в этот торжественный день основания нашего храма и дома для паломников»), от Щусева («поздравляю с закладкой, желаю успеха святому делу»).

Земляные и каменные работы вел местный инженер Н. Рикко под надзором Субботина, плотницкие — Д. Камышев. На участке был быстро построен временный дом со звонницей и с верхним помещением для временной церкви, которую освятили уже 24 декабря 1913 г. На церемонии освящения о. Николай Федотов провозгласил начало возрождения православия в Апулии. К марту 1914 г. подворье было подведено под крышу. Весной о. Николай был отозван в Россию, на его место прибыл о. Василий Кулаков.

В июне-июле 1914 г. Бари посетил великий князь Олег Константинович (через год погиб на войне), который, вникнув в дело, предложил по возвращению в Россию Палестинскому обществу внести некоторые поправки в утвержденный проект.

Летом 1914 г. подворье открыло временный приют для паломников на 20–30 человек. Однако своему назначению оно служило считанные дни. В августе того же года странноприимница превратилась в беженский пункт: русские путешественники по Италии не смогли вернуться домой обычным путем через Германию и ждали отправки в Россию морем (скопилось около 200 человек).

Несмотря на войну, строительные работы успешно продолжались и к январю 1915 г. были вчерне завершены. Барградский комитет в Петербурге собрал утварь и иконы, которые должны были быть доставлены туда по окончанию войны. Вскоре была освящена нижняя церковь святителя Спиридона Тримифунтского, особенно чтимого среди православных греков Бари. Когда 24 мая (сразу после Николы вешнего, что в России было воспринято провиденциально) Италия объявила себя союзницей русских «против жестоких и коварных угнетателей народов — немцев и швабов», Барградский комитет передал подворье в пользование итальянскому Красному Кресту.

Председатель Комитета кн. А.А. Ширинский-Шихматов приготовил для храма старинные иконы и стилизованное убранство, но начавшаяся революция помешала доставить их из России. Не смог выехать в Бари и художник К.С. Петров-Водкин, который должен был расписать новый храм.

Революция и Гражданская война в России поставили подворье в тяжелые условия. Закончился его «дореволюционный» период истории и начался эмигрантский. Местной общины у Барийской церкви, в отличие от русских церквей в Риме, Флоренции и Сан-Ремо, никогда не существовало, а поток пилигримов, естественно, прервался. После разных перипетий вся гигантская русская постройка попала в собственность барийского муниципалитета.

Однако в 2008 г. православный мир облетела радостная весть: решением итальянского правительства храм и подворье вернули России…

Описание подворья

Барградское русское подворье является уникальным для Западной Европы памятником. В XIX–XX вв. за пределами России было создано немало произведений национального зодчества, однако подавляющее их большинство выдержано в московско-ярославском стиле, а не в редком псковско-новгородском, как в Бари, где, кроме непосредственно церковного здания, появился и колоссальный комплекс странноприимницы, напоминающий древнерусский терем.

Все архитектурные работы в Бари шли под авторским надзором А.В. Щусева, начавшего свою карьеру в области церковного строительства (по его же эскизам в Сан-Ремо был возведен еще один русский храм). Комитет поставил задачу создать большой комплекс «в образцах новгородско-псковских сооружений начала XV века». Молодой зодчий с увлечением отдался делу и сделал массу чертежей и рисунков — не только для общей композиции ансамбля, но для малейших деталей интерьера. К сожалению, война и революция оборвали работы и памятник сейчас предстоит перед нами без задуманной богатой внутренней отделки.

Церковное здание было построено двухэтажным, с нижней обогреваемой? «зимней», церковью (изначально в этой крипте предполагалось устроить ризницу) и верхней «летней».

В нижнем храме во имя святителя Спиридона Тримифунтского, освященном в 1921 г., выделяется большой храмовый образ. Среди достопримечательностей крипты обращает на себя внимание большая модель подворья, дающая хорошее представление о грандиозности комплекса. К святыням относится чтимая икона святителя Николая с частицей его мощей.

Главный храм остался (за исключением апсиды) нерасписанным. Подготовке этого храма к освящению много сил отдал Д.С. Дерганин, бывший в 1950-х гг. старостой прихода.

Иконостас был водружен к освящению в 1955 г. Его иконы были безвозмездно созданы в 1950-х гг. парижскими художниками А.А. Бенуа и его женой М.А. Бенуа, урожденной Новинской. Композиция одноярусного иконостаса следует канонической схеме: в местном ряду, справа от Царских врат, водружен образ Спасителя, слева от него — храмовый образ свт. Николая, с подписью «Живые — мертвым, в столетний юбилей Тверского и Елизаветградского училищ, от офицеров 1-го Уланского Петербургского полка». Справа от Царских врат — икона Божией Матери с Младенцем. Над Царскими вратами, украшенными иконами Благовещения и четырех Евангелистов, — «Тайная Вечеря». На боковых вратах образа Архангелов — Михаила на правой и Гавриила. Кроме этих образов в иконостасе установлены следующие иконы (слева направо): «Свв. царица Александра и Пантелеимон», «Свв. Димитрий Солунский и Георгий Победоносец», «Свв. Сергий Радонежский, Александр Невский и Серафим Саровский», «Св. Спиридон Тримифунтский», «Свв. Василий Великий, Григорий Богослов и Иоанн Златоуст», «Свв. апостолы Петр и Павел», «Свв. Владимир и Ольга». Над оконечностями иконостаса, на стене, водружены большие образы св. Серафима Саровского (справа) и св. Сергия Радонежского.

В высокой конхе апсиды теми же художниками Бенуа написан образ Знамения Божией Матери, ниже — Спас на Престоле.

Над северным входом в храм находится икона свв. бессребреников Космы и Дамиана, широко почитаемых в Апулии.

На фоне белого свода выделяется огромное паникадило, изготовленное в 1998 г. в Сербии на средства паломников из России, собранные иеромонахом Исайей.

Подворье располагается на большом участке общей площадью 7200 кв. м, являющемся собственностью муниципалитета. С запада участок ограничен корсо Бенедетто Кроче, с севера — виа Де Руджеро, с востока — жилыми домами, с юга — городским сквером. В 1982 г. вся эта зона вместе с постройками была поставлена на учет Комитета по охране памятников.

В 1937 г. территория подворья была разделена высокой стеной на две неравные части: одна, площадью 2900 кв. м, была предоставлена в пользование православной общине; другая, с садом, площадью 4300 кв. м — городским учреждениям, занявшим странноприимницу.

В 1967 г. на стене храма, обращенной к корсо Бенедетто Кроче, была выложена мозаичная икона свт. Николая в память местного художника Николо Колонна. Святитель на ней изображен держащим Евангелие, с надписью: «Заповедь новую даю вам: да любите друг друга».

В 1971 г. в «церковной» части, в саду, была возведена и освящена маленькая Никольская часовня с небольшой маковичной главкой и «русским» крестом. Она посвящена памяти Николая II.

К святыням храма относятся:

  • чтимый храмовый образ св. Николая Чудотворца
  • ковчег с частицами мощей Киево-Печерских отцов
  • икона св. Серафима Саровского с частицей его мощей
  • икона св. праведного Феодора Ушакова с частицей его мощей (дарение моряков Российского флота).

 

М.Г. Талалай

Библиография

  • Боровиковский М. Поездка в город Бари, где почиют мощи Святого Николая Чудотворца (впечатления и заметки русского туриста). Одесса, 1893.
  • Восторгов Иоанн, прот. Барградская святыня. М., [1911].
  • [Григорович-Барский В.] Странствования Василья Григоровича-Барского по Святым местам Востока с 1723 по 1743 г. СПб., 1886. Ч. 1.
  • Дмитриевский А.А. Православное русское паломничество на Запад (в Барград и Рим) и его насущные нужды. Киев, 1897.
  • Жевахов Н.Д. Бари. Путевые заметки. СПб., 1910.
  • [Иаков, арх.] Путешествие архимандрита Иакова, настоятеля Кирилло-Новозерского монастыря в Барград на поклонение святым мощам Святителя Христова и Чудотворца Николая. СПб., 1889.
  • Костомаров Н.И. Царевич Алексей Петрович // Собрание сочинений. СПб., 1904. Кн. 5, XIV. С. 670.
  • Краткое описание Бар-градского Николо-Александровского храма в Петрограде. Пг., 1916.
  • Кусмарцев П.И. В землю завета вечного. Саратов, 1904.
  • Путешествие иркутянина в Барград для поклонения мощам Святителя Николая. СПб., 1861;
  • Мордвинов В.В., Лисовой, Муравьев А.Н. Мирликийская церковь и гробница святителя Николая Чудотворца. М., 1850.
  • Радонежский А.А. Град Барский и его святыня. СПб., 1895.
  • Святая Русь и Италия у мироточивой гробницы Святителя Николая Мирликийского в Барграде / Сост. А. Дмитриевский, В. Юшманов. Пг., 1915.
  • Стасов В.В. Русские путешественницы из Сибири в Неаполь на тележке // Исторический вестник. Июнь. 1890.
  • [Толстой П.А.] Путешествие стольника П.А. Толстого по Европе. 1697–1699. М., 1992.
  • Фоменко К.И. Беседа в день Святителя Николая Мирликийского Чудотворца. Киев, 1901. [Шереметев Б.П.] Журнал путешествия на остров Мальту боярина Б. П. Шереметева в 1697–1699 годах // Воспоминания о Бар-граде. СПб., 1874.
  • Cioffari G. Viaggiatori russi in Puglia dal’600 al primo’900. Bari, 1990.